Юрий Дружников

Юрий Дружников: жизнь и книги  English  Français  Italiano  Polski www.druzhnikov.com


  K началу Тексты Романы Микророманы
Юрий Дружников

Медовый месяц у прабабушки,
или Приключения генацвале из Сакраменто

1

      О свадьбе объявили на всю Калифорнию и далеко за ее пределы. Съехалось шестьсот гостей, большей частью полицейских, что нисколько не удивило местных любителей широкомасштабных гулянок. Через прежнего шерифа был приглашен бывший губернатор, он же президент Рейган с Нэнси. Они, правда, не смогли прибыть, но прислали поздравление молодоженам. Гостей приветствовал фанерный Рейган в натуральную величину. Он стоял на травке с бокалом пенистого шампанского в руке.
      А я там был, мед-пиво пил, поскольку замуж вышла моя студентка. Но рассказ сей не о самой свадьбе - тут читателя ничем не удивишь: почти все через нее проходили, а некоторые любят повторять этот ритуал многократно. Почему бы и нет, если жизнь коротка и хочется вместить в себя как можно больше сильных ощущений? Вот о сильных ощущениях после свадьбы, о сладостях медового месяца и пойдет речь.
      Как известно, в Америке нынче никто особо не рвется вступать в брак, кроме гостей, а в России - кроме тех, кто норовит в гости. Причем в такие гости, чтобы стать хозяевами. У нас в университете, как во многих других, действуют обменные программы. Группа американцев едет на полгода в Москву, а потом студенты оттуда являются к нам. Как вы догадываетесь, мы хорошо платим российскому университету за каждого нашего студента: за общежитие, питание, учебу и культурную программу. Кроме того, студенты везут с собой денежки - давать за то, чтобы текла горячая вода из душа, чтобы замок в комнате запирался, выкупить украденный фотоаппарат или просто чтобы открыли дверь после одиннадцати вечера.
      Ну, а когда к нам приезжают российские студенты, кто платит? Угадали, опять мы. У них средств нет. А поскольку экономическая ситуация в Калифорнии и, следовательно, в университете тяжелая, приходится поджиматься. Последний раз мы посылали двадцать студентов, приняли, вы уж нас извините, только двух - Марину и Любу. На большее финансов не хватило.
      Теперь насчет обратно. Пока не было случая, чтобы американский студент там остался. Но однажды парнишка из Калифорнии задержался. Перед самым отъездом российские его приятели организовали прощальную тусовку. Загудел американец с аборигенами и от нехватки специального тренинга в области потребления водки по дороге в общежитие упал и очутился в вытрезвителе. А потом еще месяц лежал в больнице с отравлением всех органов и синяками неизвестно от чего.
      Обычно же бывает наоборот. Поехали в Москву двадцать студентов, вернулись двадцать три, или, точнее, двадцать три с половиной. Трое обвенчались: юноша и две девушки, а одна даже успела основательно в Москве забеременеть и вскоре тут родила. А ее юный русский муж перебрался в другой штат и, как водится, с концами. Вообще-то, многие из них скоро разводятся, поскольку американцы, как и некоторые другие нации, - не роскошь, а средство передвижения. И дети тут не в счет.
      Но не обязательно так цинично. Бывают позитивные романтические исключения. Даже иногда вечная любовь. Ну не вечная (от этого слова веет могильным холодом), а, назовем ее прагматичней, продленная.
      Когда студенты из России приезжают в Америку, то назад, вы уже догадались, уезжает лишь какой-то процент. Или, как произошло с двумя упомянутыми моими студентками из Москвы, обратно уехал ноль процентов. Веснушчатая умница Марина вышла замуж за пожилого американца, профессора японского языка, теннисиста и вегетарианца. Марина сразу попросила всех звать ее Мэри.
      Едва профессор женился, выяснилось, что у Мэри на родине остались двое детей, и она за ними слетала домой. Ее без труда впустили в Америку, что доказывает: для истинной любви преград нет. Потом к профессору, для ревизии счастья дочери, прибыла в гости моложавая теща, которая, как выяснилось, до распада СССР работала освобожденным парторгом треста "Мосресторан", а после распада, по ее выражению, потеряла веру в коммунизм и хорошо заплатила тем, кто отбирал наиболее талантливых студентов для поездки в Америку.
      Тут теща профессора вскоре заявила, что империализм как последняя стадия капитализма - ничуть не хуже коммунизма как последней стадии социализма, и лучше синица в руки, чем журавль в небе. Она решила остаться насовсем и искать здесь работу по специальности. Поскольку у нас в столице Калифорнии Сакраменто треста "Сакресторан" не оказалось, теща сказала, что согласна на должность секретаря партийной организации в любой ресторан. Зять ее спросил:
      - Какой партии?
      Она решительно ответила:
      - А любой. Какой поручат. Лишь бы должность была освобожденная.
      Впрочем, освобожденная должность у нее уже есть: теща.
      - Мама, - просила ее Марина-Мэри, - когда заходишь в дом, скажи моему мужу "хай".
      После этого, когда профессор появлялся с работы, теща говорила дочери:
      - Мэри, скажи ему "хай".
      - Откуда у вашей Мэри такой славный английский? - спросил я.
      - С малолетства ее учила, - загордилась мать. - Предчувствовала, что понадобится. Не для алкоголика, ее первого мужа (я его, подлюгу, еще заставлю сюда нам алименты платить!), а на случай конца коммунизма.
      И тогда я понял, почему профессор женился: чтобы разбогатеть на алиментах из Москвы от предыдущего мужа своей жены, само собой в рублях.
      С профессором контакт слегка прервался, так как он вскоре получил постоянную позицию в другом университете и уехал с молодой женой, двумя ее испуганными дочками и молодящейся освобожденной тещей. Теща настойчиво хотела жить с ними, и тогда профессор пошел на чрезвычайный шаг. Он сказал теще, что в Америке ночью приходит полиция для проверки, не живут ли родители вместе со взрослыми детьми, что запрещено. Теща посмотрела на него в упор, подумала немного и ответила:
      - Намек поняла.
      И профессор снял ей неподалеку отдельную квартиру.
      Коллега мне рассказал, что теща уже отпечатала себе визитную карточку, где написано: "Такая-то. Освобожденный секретарь. Теща профессора такого-то". Слышал также, что сейчас к профессору собирается мать тещи из города Тобольска. А у той пол-Сибири близких родственников, которые внезапно заинтересовались уровнем жизни в Америке.
      Оставив в покое тещу, замечу между прочим, что иногда дети от прошлых браков для новых брачных контрактов с иностранцами абсолютно необходимы. Не так давно актриса Большого драматического театра вышла замуж за американского драматурга, который побывал в Петербурге туристом и влюбился наповал. Все было хорошо, кроме языка. Она совсем не говорила по-английски, а он - ни слова по-русски. Ее семилетний сын от первого брака, который ходил в элитарный детский сад с иностранным языком, стал их переводчиком и сделал своей маме предложение, которое она приняла. Потом перевел, что мама согласна. Теперь они в Америке, и сын продолжает исправно работать переводчиком между мамой и новым папой с утра до ночи. Ну, а ночью они справляются без перевода. Но это я, извините, несколько отвлекся.
      Вторую студентку из Петербурга, Любу, взял в жены полицейский Патрик Уоррен из того же города Сакраменто, да не простой полицейский, а патрульный, тот, который летает на вертолете над хайвеем. Где российской гражданке познакомиться с полицейским? Ответ ясен: не упустите шанса, когда вас штрафуют. Люба только-только получила водительские права и взяла у подруги машину покататься. Когда Патрик остановил Любу за превышение скорости, оказалось, она не знала, где у машины спидометр. Он выписал ей "тикет", а вскоре нашел ее телефон в полицейском компьютере и позвонил. Люба испугалась.
      - Я очень за вас беспокоюсь, - объяснил ей Патрик. - Вы уже великолепно ездите быстро, и теперь вам осталось научиться ездить медленно.
      И тут Бог надоумил Любу произнести наиважнейшую в ее жизни фразу.
      - Кто же меня научит? - кокетливо спросила она.
      Ясно, что ответил полицейский Уоррен. Урок медленной езды продолжался далеко за полночь и закончился в спальне у Патрика. Утром он совершенно обалдел от поданного ему в кровать ароматного кофе по-турецки, который Люба приготовила, пока он спал. После завтрака закоренелому холостяку Уоррену ничего не оставалось, кроме как сделать своей гостье предложение. Таким образом, штраф, который он Любе выписал, пришлось уплатить ему самому.
      Люба, должен сказать, девушка чуть простоватая, но симпатичная и вовсе не глупая. Глазки черные, щечки пухлые, и сама она, видимо, расположена к полноте; пышечка, по замечанию эксперта в этой области месье де Мопассана. И детей у нее на родине не оказалось.
      Словом, в церковь вошла Люба Сиделкина, а через полчаса вышла миссис Уоррен. Поток гостей на свадьбу напоминал демонстрацию. Грузовичок, полный стеклянных сосудов для приема букетов, скоро опустел, а цветы все несли. Квартал был окружен патрульными машинами и мотоциклами. Несколько гостей приехали на боевых конях. По бокам у собравшихся свисали кобуры с револьверами, дубинки и наручники. Гости за столами, сооруженными на поляне прямо на траве, пили и переговаривались, держа в одной руке бокал, а в другой уоки-токи. Шериф разрешил даже салют из винтовок в честь такого события, а его друг, мэр города, дал приказ о фейерверке. Грянул духовой оркестр городских пожарных, и мне показалось, что от ударов тарелок, сверкающих в прожекторах, сейчас начнется внеочередное землетрясение.
      Если не считать гостей из университета, невеста была самым образованным человеком в этой толпе: она почти окончила МГУ да еще прихватила полгода в университете Калифорнийском. Встретился мне на свадьбе и профессор японского языка с женой Мариной-Мэри, прибывшей поздравить подругу. Они прилетели на несколько часов, оставив детей с тещей. Профессор, между прочим, сообщил, что в теннис больше не играет, некогда, и перестал быть вегетарианцем: теща решила, что это вредно.
      - Я так рада за Любу, - шепнула мне Мэри. - Ведь с ее плохим английским мало было шансов выйти замуж.
      В разгар свадьбы над столами пронесся ветер. Это зависла грохочущая стрекоза, то есть полицейский вертолет, и строгий голос с неба произнес:
      - Именем закона все арестованы! - голос вдруг закашлялся и, решив, что это чересчур, уточнил:- Арестованы только те, кто не любит моего друга Патрика Уоррена и Лубу Сыдэлкин.
      И поскольку никого не арестовали, всеобщая любовь была разлита на поляне возле дома полицейского Уоррена. С вертолета поплыли вниз сотни белых гвоздик на маленьких парашютиках. На земле их вставляли в пустые бутылки из-под шампанского. О свадьбе передавало радио, телевидение, и знали все. Говорят, без полицейского вертолета и патрульных машин, запаркованных вокруг свадебного мероприятия, скорости на хайвее возросли до смертельного предела.
      В конце этой супертусовки, где-то за полночь, когда мы с женой уже собрались тихонечко смыться, подкатился жизнерадостный молодой муж Патрик. Он долго тряс мне руку своей огромной, как ковш экскаватора, пятерней, благодаря за посещение и произнося разные другие вежливые дежурные слова. А под конец поделился радостью. Люба ему сказала (он, конечно, произносил Луба), что у нее прабабушка - грузинка, которая живет в Сухуми.
      - Там же пляж лучше, чем в Лос-Анджелесе, и горы красивее, чем в Италии. Одним словом, сказка! Я очень люблю шишки-баб. Там это называется кишлак...
      - Шашлык, - подсказал я.
      Он посмотрел на меня с восхищением.
      - Звучит, как музыка! А главное, - продолжал Уоррен, - я собираю курительные трубки. Их у меня триста семьдесят две.
      - И все курите?
      - Я вообще не курю! Просто это мое хобби. У прабабушки Лубы в Сухуми, хотите верьте, хотите нет, есть трубка, которую курил сам Сталин. Может, я ее куплю или выменяю, как вы думаете? Я возьму с собой трубку, которую курил вождь индейского племени у нас в Калифорнии.
      Короче говоря, они с Любой решили провести медовый месяц у прабабушки и путешествовать по Абхазии. Люба, правда, пыталась его отговорить, но глава семьи твердо стоял на своем.
      - Итак, мы едем в Абхазию!
      - Там ведь гражданская война, - осторожно заметил я.
      Усмехнувшись, он поиграл мускулами.
      - Читал об этом в "Нью-Йорк таймс". Между прочим, я окончил полицейскую академию. Но поскольку в Абхазии, возможно, есть своя специфика, я не буду там брать напрокат самолет.
      Услыхав это, я понял, что моя миссия как консультанта полностью исчерпана.
      Патрик и в самом деле бычок экстра-класса. Темный костюм жениха на нем, казалось, вот-вот лопнет по швам. Галстука с оранжевыми цветами едва хватило, чтобы обвить его дубовую шею. Потомок золотоискателей в нашей долине, он так и пышет здоровьем. Медицина развивается не для него, страховка ему ни к чему, - преступников надо страховать, защищая от таких полицейских. Кто-то из гостей за столом рассказал через уоки-токи, что в прошлом году жених один управился с пятью уголовниками, из которых двое - бывшие боксеры. Уоррен с вертолета, через прибор ночного видения, заметил возню у придорожного мексиканского ресторана. Воры прибрали к рукам дневную выручку. Полицейский вертолет приземлился на ресторанной автомобильной парковке. До прибытия подкрепления Патрику пришлось их слегка помять: к судье всех пятерых доставили из госпиталя.
      На следующий день, закрутившись с делами, я забыл про Патрика и Любу. Шли экзамены, студенты нервничали, их напряг передавался мне. На прием стояла и сидела в коридоре очередь нуждавшихся в консультации или спешивших продемонстрировать свой глубокий интерес к русской литературе девятнадцатого века. Некоторые мудрецы ухитрялись раздобыть справку о своей умственной замедленности, чтобы писать экзаменационную работу вместо двух часов четыре.
      Потом наступили каникулы, и я засел за недописанный роман.

2

      Прошел, наверное, месяц, когда у меня раздался звонок. Я даже не сразу сообразил, кто это. Патрик Уоррен вернулся из свадебного путешествия.
      - Ну как там озеро Рица, Пицунда, обезьяний питомник, гора Ахун?.. - я попытался вспомнить еще что-нибудь, но мой запас исчерпался.
      - Замечательно! Много впечатлений, - сказал он. - Можно мне к вам подъехать?
      Я думал, на крышу факультета иностранных литератур сядет полицейский вертолет, но этого не произошло. Уоррен просто пришел и сел напротив меня. Он был такой огромный, что в кабинете сразу стало тесно. Глаз, и часть щеки Патрика были темно-синими. Я не стал спрашивать: Уоррен сам обстоятельно рассказывал.
      Собирались они тщательно, везли чемоданы подарков. Люба гостила в Сухуми у прабабушки Манико позапрошлым летом. Двухэтажный дом, который построил покойный муж Манико, служивший садовником на даче товарища Кагановича, стоял на самом берегу моря, окруженный виноградником. Там (у прабабушки, а не только у Кагановича) море очень близко от кровати: проснулся и - бултых. Кстати, трубка, которая так взволновала Патрика, была подарена Сталиным Кагановичу. Когда у Кагановича отобрали дачу, садовник, муж Манико, трубку нашел и взял себе.
      Летом дом и сарайчики вокруг заселяли курортники - восемнадцать семей. Сама прабабушка жила там, где было потише: на краю сада, в сарайчике, стеля себе на полу. Ноги ее внутри не умещались и, как старуха говорила, спали на воздухе. Там же, в сарайчике, она держала в ямке большую старую кастрюлю, в которой хранила деньги. Продав фрукты или получив с жильца плату, Манико раздвигала в полу сарайчика две доски и засовывала под крышку кастрюли рубли, украинские карбованцы, грузинские купоны, казахские тенгю, сомы, латы, зайчики и другие свободно конвертируемые валюты. Сбербанкам Манико никогда не доверяла. Она понимала слово "деньги", проблемы же инфляции - это были глупости, которые ее не волновали.
      В саду росли персики и виноград, измельчавшие от старости, но сладкие. Прабабушка Манико раньше возила фрукты на рынок, а со старостью ставила лоток на кругу, возле конечной остановки четвертого автобуса. Шоферы выгребали деньги из кассы, снова прилепляли пломбу и покупали у Манико фрукты. С другой стороны дома, за садом, проходило шоссе, за ним железная дорога, а дальше горы, пологие части которых были покрыты виноградниками, пока Горбачев не ввел сухой закон. Местное начальство его выполнило, виноградники вырубив подчистую. Теперь, когда дует ветер, оттуда на поселок и пляжи летят тучи пыли.
      Про это Люба рассказывала своему жениху, когда он приезжал на своем "Форде" со службы и садился обедать. Патрику все нравилось. Он говорил, что очень любит экзотику. Он то и дело смеялся и не мог дождаться отъезда в медовое путешествие.
      Дозвониться в Сухуми оказалось невозможно, письмо послали, но ответа не пришло, и молодожены решили поднести прабабушке сюрприз. В крайнем случае Манико выселит ради них из одной комнаты жильцов. Так думала Люба и учила мужа:
      - Скажи: "Здравствуйте, мы из Америки". А уж я сама добавлю: "Познакомься, Манико, это мой муж Патрик. Он совершенно не говорит ни по-русски, ни по-грузински, ни по-абхазски". Ты скажи: "При-вет!" Прабабушка, конечно, ответит: "Наконец-то! Явились, не запылились". Она всегда это говорит, и ласка так и светится в ее глазах. Тут ты изумишь ее русской фразой: "Очень приятно". А дальше все пойдет само собой...
      Глядя на карту, Патрик предлагал лететь через Стамбул или Тегеран, но агентство путешествий предложило им билеты до Сухуми с пересадкой на "Аэрофлот" в Москве. Там они могли навестить Любину тетю, сестру матери.
      Бабушка Любы, дочка Манико, давно умерла, а дедушки вообще почему-то не было. Родители у Любы погибли пять лет назад, когда отец купил "Жигули" и по дороге на Кавказ врезался в бензовоз. Или бензовоз врезался в них- сумма погибших от перестановки участников не меняется. Тетя с мужем оба преподавали в МГУ. Они и помогли Любе попасть на практику в Америку и были очень рады теперь, что их приемная дочь попрактиковалась не вхолостую. Простые русские слова иногда ошеломляют меня своим ясновидением.
      Перед отъездом Патрик искал в Сакраменто подходящую майку, и продавец убедил его, что моднее всего будет носить двуглавого орла с надписью по-русски:

      Была тогда счастливой Русь,

      И две копейки стоил гусь.

      Значение текста Патрик не очень понимал, хотя Люба ему перевела, но орел ему нравился. В Москве Патрик пришел в восторг от вечно живого Ленина в гробу. Он хотел также зайти в Макдоналдс, но Люба была не в силах стоять в еще более длинной очереди.

      Самолет на Сухуми долго не вылетал, а когда долетел, долго не приземлялся "по метеоусловиям". Патрик был очень доволен, что их в полете не кормили.
      - Русские лучше нас следят за диетой, - объяснил он жене, - мне это так нравится!
      Прилетели ночью, когда ветер разогнал тучи. На летном поле после грозы пахло полынью, а звезды светили так же ярко, как в Калифорнии. Любу никто не встречал. Наверное, прабабушка Манико не успела получить телеграмму, которую они дали из Москвы. Такси тоже не было, но шофер мусорной машины аэропорта, узнав, что это американцы, согласился их подвезти. Люба провела переговоры о сумме. Шофер попросил пятьсот долларов, но согласился за три, потребовав эти три доллара вперед.
      Луна прислонилась к краю горы, тихо освещая поселок и заменив уличные фонари, которые не горели. Люба разыскала круг, где делал конечную остановку четвертый автобус, а возле круга дом прабабушки Манико. Они выгрузили из мусоровоза чемоданы с подарками.
      Люба с малолетства проводила здесь все летние каникулы и знала не только каждое дерево и каждый кустик, но все трещины в асфальте и каждый выпавший сучок в высоком покосившемся заборе. Через этот забор они перелезали вдвоем с Гиви, соседом, сыном продавца из ювелирного магазина, когда Манико не пускала Любу вечером погулять. С этим соседом у Любы кое-что было, и не вечером, а днем, когда ювелирный магазин на набережной работал, а дома, кроме Гиви, никого не было. Но сейчас она не хотела это вспоминать. Она шла вдоль забора, за ней Патрик нес два огромных чемодана.
      Вот кривая калитка. Люба на ощупь просунула руку в щель, отодвинула засов и подумала, что сейчас залает Тимур. Он всегда лаял при шорохе, полагая, что охальники норовят сорвать персики, свисающие через забор.
      Заскрипели петли, а Тимур не залаял. Вдоль тропинки висели веревки, но на них не сушились трусы и купальники многочисленных обитателей. Сарайчики, обычно заполненные дикими курортниками, как пчелиные ульи, были мертвы. Если не считать крика птицы, потревоженной в гнезде, стояла мертвая тишина.
      - Ой, смотри! - прошептала Люба.
      Дом зиял черными провалами выбитых окон. Луна освещала черепицу, часть которой была проломлена.
      - Может, они построили новый дом, а этот разрушают? - предположил Патрик.
      Люба, не ответив, заспешила к сарайчику, в котором летом спала Манико. Дверь сарайчика была открыта, изнутри доносился запах примуса и сырости. Потревоженные мухи жужжа роем вылетели в дверь.
      - Погром какой-то... Просто ума не приложу, что случилось и что нам делать, - в глазах у Любы появились слезы. - Два часа ночи, соседи спят, спросить не у кого...
      - Постой-ка...
      Патрик опустил на дорожку чемоданы, вынул из кармана фонарик и, посвечивая себе под ноги, пошел в дом. Через несколько минут он вернулся.
      - Похоже, это взрыв. Там внутри разрушенная мебель, детские игрушки на полу. Может, звякнуть в полицию?
      - В милицию, - поправила Люба. - Телефон был на кухне, но летом Манико его отключала, чтобы жильцы не звонили. Сейчас я погляжу.
      Патрик осветил ей дорогу, и они вошли в дверной проем. Дверь лежала тут же рядом, в траве. Небо с луной было видно сквозь крышу. Слева газовая плита, за ней кухонный столик. Рядом с ним была тумбочка, на которой стоял телефон. Люба взяла у Патрика фонарик. Телефон оказался на месте. Она сняла трубку и услышала гудок - телефон работал.
      Она набрала 02, долго никто не брал трубку, потом кто-то, откашлявшись, произнес что-то по-абхазски. Люба объяснила по-русски, что она приехала к прабабушке в гости, а прабабушкиного дома нет. То есть он есть, но разрушен. И как узнать, где прабабушка и что вообще теперь...
      - Слушай, дарагая, - хриплый голос перешел на русский. - Ты что, одна такая? У всэх тут дома разрушены. У всэх нэту прабабушки. Что это вообще такое? Звонишь посреди ночи, дэжурным спать не даешь, понимаешь! Арэстуем тебя, эсли еще будешь звонить!
      В трубке раздались короткие гудки.
      Люба прижалась к Патрику.
      - Может, разбудить соседей? С этой стороны жил ювелир, с той - дедушка Резо, сын Манико...
      - Знаешь что, - решил Патрик, - до утра недолго, какие-то четыре-пять часов. Я привык ночью не спать, мне это легко. В конце концов, впереди у нас целый медовый месяц. Сейчас я положу чемоданы плашмя, постелю мою куртку, ты ляжешь. А я посижу, посмотрю на луну. Луна здесь сказочно красивая.
      Утром в доме, где жил Резо, сын прабабушки Манико, то есть, так сказать, двоюродный дедушка Любы, послышались голоса. Сонная Люба, вскочив и на ходу проверяя прическу, побежала туда. Боже мой, что там началось! Ее сразу узнали, запричитали. Вокруг нее крутились дети и женщины, большинство из них она не знала. Побежали за Патриком, который ничего не понимал, привели его, принесли их чемоданы.
      - Здрасвюйте, мы из Америка, - сказал всем Патрик. - Ошшен приятно.
      - Где же Манико? - спросила Люба.
      - Сейчас приведем твою прабабку, - отозвался дедушка Резо. - Никуда она не делась.
      Он был горбатый, беззубый, седой и давно не бритый.
      - Так она здесь? Слава Богу!
      Резо ушел в сарай и медленно вывел седую лохматую старуху в белой ночной рубашке до полу. Она шла, опираясь на костыль.
      - Манико! - крикнула Люба и бросилась к ней на шею.
      - Кто это? - спросила Манико.
      Лицо ее перекосила судорога.
      - Это же Люба, - сказал Резо.
      - Какая Люба?
      - Твоя Люба, правнучка.
      - Не помню.
      - Манико после взрыва память отшибло, - объяснил Резо, обращаясь почему-то к Патрику, - она немножко не в себе. Да тут все не в себе. Видите, что делается? Ты пока садись, генацвале, в ногах правды нет.
      Патрик улыбался, но не понимал и поэтому не реагировал.
      - Он что, глухой? - спросил Резо.
      - Нет, он американец.
      Патрик уселся на скамейку, за большой стол под деревом.
      - Он настоящий американец? - поинтересовалась черноглазая девочка с двумя тоненькими косичками.
      Она подошла к Уоррену и потрогала его за колено. Патрик погладил девочку по голове.
      - Настоящий, настоящий, - ответила за него Люба. - А где Тимур?
      - Собаку танк раздавил, - ответила девочка. - Совсем недавно.
      - Что Ти-мууур!.. - протянул Резо. - Соседа-ювелира со всей семьей убили. Золото у него искали. А мы вот живы пока...
      - И Гиви убили? - вырвалось у Любы.
      - Гиви первого убили, он отца от них закрыл...
      Любе стало страшно, она прижалась к Манико.
      - Кто это? - спросила опять прабабушка.
      - Говорят тебе, это Люба! - рассердился Резо.
      Люба поцеловала Манико, вздохнула и решила раздать подарки, которые они привезли. Открыв чемодан, она увидела, что он наполовину пуст. То же случилось со вторым чемоданом. В обоих чемоданах лежало по паре крупных камней для веса. Патрик потрогал замки.
      - Видишь, поломаны? Кто-то в аэропорту, в Москве или Сухуми, отобрал часть вещей себе.
      - Это теперь часто бывает, - сказал дедушка Резо. - Хорошо еще, не все взяли. Кастрюлю с деньгами у Манико из рук вырвали, хорошо, что руки целы...
      Всем подарков не хватило, начались слезы. Две девочки подрались, одна сказала:
      - Лучше бы вы ничего не привозили, тогда было бы всем одинаково.
      Люба не стала это переводить Патрику. А тот, увидев, что калитка покосилась и вот-вот рухнет, поднял с земли топор и, подперев плечом столб, стал соображать, как его закрепить. Резо молча принес ему пару досок и гвозди.
      Потом сели за стол завтракать. Резо долго извинялся, что у них ничего, кроме брынзы, хлеба да персиков с дерева, нет.
      - Война тут идет, - сказал он. - Брат на брата... К маме в дом снаряд попал. Хорошо, что днем, все были кто где, двоих только ранило, их в больницу увезли, и вот маму... Ее немного контузило.
      - К врачу ходили? - спросила Люба, пытаясь обнять Манико, но та отстранилась от Любы, как от чужой.
      - Доктор обещал, может, Манико оживет, - продолжал Резо. - Она еще хорошо отделалась... Абхазские ополченцы выгоняли грузин из своих домов на улицу. Свои хуже фашистов, звери какие-то. Бог разум у них отнял. Собственных родственников готовы убивать за правое дело. Кто их знает, чье правое? Кто грузин, кто абхазец, кто русский, кто осетин, кто половинка, кто четвертушка? Вон, я и еще два моих брата женаты на абхазках. Наши дети кто? Понимаешь, генацвале?
      Люба переводила, Патрик кивал.
      - А вы отдыхать приехали? О-хо-хо! Какой-такой здесь теперь отдых? Дом разрушен, есть нечего. Канализацию прорвало, все идет на пляжи. Конечно, мы вам очень рады. Но я вам так скажу: лучше от греха подальше уезжайте из Сухуми куда-нибудь еще.
      - Как ее зовут? - спросила прабабушка Манико и тряхнула кипой давно нечесанных седых волос.
      - Люба она, Люба! - рассердился дедушка Резо и повторил:- Уезжайте, пока здесь опять не началось...
      - Куда же? - растерянно спросила Люба.
      - Думаю, - сказал Резо, - лучше ехать в сторону Сочи, поближе к России. Там меньше убивают.
      - Спроси у них, Луба, - поинтересовался Патрик, - где здесь ближайший пункт проката автомобилей? Это для нас сейчас самое удобное...
      Услышав перевод, Резо грустно улыбнулся.
      - Тогда, может, кто-нибудь продаст подержанную машину? - не унимался Уоррен.
      - Люба, объясни ему, как это все сложно, - терпеливо сказал Резо, поколебался и предложил:- Знаете что? В сарае стоит "Москвич" Отара, моего сына. Он в Тбилиси и вряд ли сюда сейчас приедет. Его здесь врагом объявили. Машина все равно без пользы стоит, бензина нет. А еще говорили, что будут для армии машины забирать... Езжай на ней, сынок. Если только завести ее сможешь. Американцу они, может, бензина дадут?
      - А как мы ее вам отдадим? - спросил Патрик. - Сюда вернемся?
      - Ни в коем случае! Отар мой женат на русской, мать ее живет в Дагомысе под Сочи, Люба ее знает. Вот у нее в саду машину и поставишь, когда будете уезжать. Ты поняла, Люба?
      Молодые посоветовались. Патрик засмеялся и долго тряс дедушке Резо руку.
      "Москвич" стоял в сарае. Нельзя сказать, что он был новый, но голубой его цвет еще можно было угадать в отдельных местах. Патрик видел такие автомобили на выставках старых машин, они стоили дорого.
      - Так и быть, - решил Резо. - Полканистры у меня есть припрятанной. Ты ее вернешь полной, идет? Если ГАИ спросит доверенность на машину, дашь им горсточку долларов - это даже лучше, чем доверенность, понял? Еще вот вам два одеяла на случай, если гостиницу не найдете. В машине тоже можно неплохо спать, особенно с молодой женой, так?
      - Спасибо, вы очень добры к нам, - вежливо сказал Патрик, и Люба перевела. - Я этого никогда не забуду. Приезжайте к нам в Калифорнию, я тоже дам вам свой "Форд", и поедете путешествовать на озеро Тахо.
      - Дети! - крикнул Резо. - Хлеб по карточкам, они его нигде не купят. Принесите им из подвала буханку хлеба и банку абрикосового варенья...
      - Можно хотя бы разок взглянуть на море? - осторожно спросил Патрик.
      Поняв, чего хочет американец, Резо взял его за локоть, повел за кусты к обрыву. Патрик остановился и замер, разинув рот. Там открывалась голубая даль, чистая и тихая. Где-то на самом горизонте шел дымя кораблик. Под обрывом шелестел о камни прибой.
      - Посмотреть-то можно, - стоя позади, Резо качал головой. - Вот море. Но купаться ни в коем случае нельзя: вода отравлена канализацией.
      Они вернулись в сад.
      - Луба, - сказал Патрик, - у меня есть важный вопрос к Манико. Можно увидеть трубку, которую курил господин Сталин?
      Прабабушка молча пожала плечами. Ответил за нее дедушка Резо:
      - Как же, знаю хорошо эту трубку. Мама ее очень бережет как память об отце. Я, когда молодой был, ее курил потихоньку от матери. И друзьям давал покурить, потому что всем было интересно. Говорили даже, что она волшебная.
      - Где же она?!
      - Мама увидела, что я ее курил, и куда-то спрятала. Но куда именно, память у нее теперь начисто отшибло. Я уже искал... Может, она придет в себя и вспомнит... Извини, генацвале!
      На прощанье слегка приунывший Патрик вынул видеокамеру и стал снимать все подряд: море, заросший, неухоженный сад, разрушенный дом Манико, замечательный автомобиль "Москвич", который еще не знал, что ему предстоит медовое путешествие, и всех своих новых родственников, выстроившихся с вдруг окаменевшими лицами в длинную шеренгу вдоль забора.
      Самым сложным для Патрика оказалось влезть в машину. Дверь была маловата. Он занял полтора передних сиденья, и Любе осталась только половинка. Ноги нельзя было распрямить, но ехать было можно. Мотор не хотел заводиться; Патрик, посмеявшись, открыл капот, повозился полчаса со свечами и карбюратором, и "Москвич" ожил.
      Все стояли и махали им вслед. Прабабушка Манико плакала, хотя так и не узнала Любу. Патрик вырулил на шоссе. Наконец-то медовый месяц начался. Этот месяц теперь, когда Патрик мне про него рассказывал, походил на кино, хотя то была просто жизнь.

3

      Люба показывала дорогу. "Москвич" скрипел и тарахтел, но бодро катил по разбитой асфальтовой дороге между пустынными пляжами и горами. Проехали пригороды, где стояли дачи известных не только в Сухуми людей: Берии, Сталина, Кагановича, Микояна. В центре города в изумлении смотрел Уоррен на разрушенные здания, танки на улицах и толпы людей возле магазинов.
      - Все так интересно! - то и дело восклицал Патрик. - Похоже, мы с тобой тут единственные туристы.
      Остановили их на выезде из Сухуми. Дорога была перекрыта двумя грузовиками и милицейской машиной.
      - Патруль! - крикнул усатый лейтенант и стал выяснять:- Оружие? Патроны? Гранаты?
      - Это твои коллеги, - объяснила Люба. - Полиция.
      Им велели открыть багажник.
      - Что в чемоданах?
      Чемоданы были почти пустые: все, что не украли, уже было роздано.
      - А это что? Бензин из города вывозить запрещено.
      Милиционер вытащил канистру с бензином, отдал другому, тот быстро унес ее куда-то в кусты.
      - Как же так? - вежливо поинтересовался Патрик.
      Ответа он не получил.
      - Проезжайте быстрей, не создавайте очередь, не то еще и оштрафуем.
      Дорога опять вилась над морем, открывая замечательные виды.
      - Знаешь что, - предложил Патрик. - Раз здесь война, Резо прав: нам надо перебраться в Россию, там отдыхать. Судя по карте, это еще миль сто. Смотри, какая красота: я обожаю горы.
      Они долго петляли по извилистой горной дороге. В поселках стояли бронетранспортеры, кое-где стреляли. Прохожие на улицах, если их спрашивали, смотрели испуганно. Мелькали магазины, рестораны с окнами, заколоченными досками, мертвые рынки. В одном доме, неподалеку от шоссе, им продали две пустые бутылки, чтобы набрать воды из родника.
      Солнце перевалило зенит, когда они, свернув с дороги, остановили машину возле заброшенного сада, спустились с пригорка и под развесистой дикой яблоней расположились перекусить. Вокруг ни души. Хлеб с вареньем, которые дал им с собой Резо, и родниковая вода были замечательно вкусные. Патрик расслабился, прилег на сухую траву. Люба положила ему голову на грудь, и оба они после сидячей ночи провалились в сон.
      Проснулся Патрик от шума. Сразу три тяжелых черных лимузина с темными стеклами, шурша шинами, медленно выкатились из-за горы и остановились. Уоррен переводил глаза с одной машины на другую, но некоторое время в них не было никаких признаков жизни. Потом из первого и третьего лимузинов высыпали две группы моложавых телохранителей в черных костюмах и галстуках и, осматривая окрестность, растянулись полукругом. Передняя дверца во второй машине открылась. Лысоватый генерал с золотыми погонами вылез на обочину, огляделся и, согнувшись угодливо, стал открывать заднюю дверцу.
      Оттуда долго никто не показывался. Затем до блеска начищенный черный сапог опустился на землю. Некоторое время спустя рядом с ним встал другой сапог. Оба сапога пошевелились, разминая ноги, спрятанные внутри них. Из темноты донеслось кряхтение, мужской голос выругался с грузинским акцентом и спросил:
      - Людишек вокруг нэт?
      - Никак нет, - отчеканил генерал, - все обследовано.
      Опираясь на дверцу и поддерживаемый генералом, на свет выбрался старик с изъеденным оспой лицом и усами, западавшими в рот. Он был в белом поношенном френче с расстегнутым стоячим воротничком, двумя карманами на груди и белой фуражке. Старик посмотрел, прищурившись, на солнце и сказал:
      - Как печет, мать его туды-сюды!
      Кряхтя и пошатываясь, старик обошел автомобиль сзади и, пристроившись возле колеса, стал справлять нужду. Патрик смущенно скосил глаза на Любу, но она сладко спала. Старик закончил важную миссию и облегченно вздохнул. Застегивая ширинку плохо гнущимися пальцами, он подошел к краю дороги и сдвинул фуражку на затылок. Посмотрел на горы, вынул из кармана кисет с табаком, трубку и стал ее набивать, трамбуя табак большим пальцем.
      Охрана раздвинулась широким кругом, внимательно следя за окрестностями. Генерал уже держал наготове зажигалку. Старик сунул трубку в рот и зачмокал, разжигая ее. Тут Патрика вдруг осенило, кто перед ним. Он вскочил, поняв, как ему повезло в жизни. Ведь второго такого шанса не будет. И он крикнул:
      - Господин Сталин!
      Едва Уоррен пошевелился, охрана бросилась к нему, навалилась, скрутила. Патрик, конечно, мог их в два счета раскидать, а он торопливо просунул голову между двух молодцов, насевших ему на плечи, и представился.
      - Видишь? Это так называемая лычная охрана, - сказал старик генералу, яростно плюнул и растоптал плевок сапогом. - За что жэ народ вам платыт зарплату?
      - Виноват, товарищ Сталин!
      - Давайте меняться, господин Сталин, - крикнул поспешно Патрик. - Я вам отдам трубку вождя индейского племени, а вы мне вашу трубку.
      - Мнэ, вождю всэго прагрессивного человэчества, ты прэдлагаешь трубку лидера какого-то мэлкого плэмени?
      - Да ведь эта трубка, согласно легенде, дает не только власть, но и бессмертие!
      - Все это чэпуха! Мы, марксысты - атэысты. Но раз тэбе так хочется иметь трубку, каторую курил лычно товарыщ Сталын, на, вазьми. Отпустите его. Генерал, подай ему мою трубку.
      Старик, кряхтя, полез на заднее сиденье лимузина.
      Бросили Патрика на землю, и охрана мгновенно погрузилась в машины.
      - Насчет тэх молодых людэй на травке... - сказал старик генералу. - Он ведь амэриканец... Я эще нэмножко подумал и рэшил: нужно ли агентуре Соединенных Штатов знать, что товарыщ Сталын сейчас находытся на даче в Абхазии?
      - Может, дать команду пройтись по ним из "калашникова"?
      - Зачэм пройтысь? Пусть гости спокойно отдыхают. А когда отдохнут, пусть товарыщ Бэрия с ними бэспристрастно разберется. Я думаю, им нэ надо возвращаться в логово империалызма. Пусть такой фызычески крэпкий амэриканец поработает на социализм. А трубка вэрнется к ее настоящему хозяину. Поехали!
      Заверещал мотор. Патрик держал в руках трубку, которая еще дымила. Теперь он проснулся второй раз, уже по-настоящему. Открыв глаза, Уоррен увидел, что в руке у него сухой сучок от дерева, подобранный на земле. Шум с дороги и дым действительно имели место. Их "Москвич" проворно разворачивался и катил, набитый людьми с обритыми головами.
      Патрик проворно вскочил и в три прыжка оказался на асфальте, но машины след простыл. Ни одной попутки на дороге, шоссе будто вымерло. Бежать вслед глупо. Рука мгновенно опустилась в карман: ключи от машины исчезли.
      - Трубка, Луба! - застонал Патрик.
      - Какая трубка?
      - Трубка вождя индейцев, которую я хотел поменять на трубку вождя Сталина. Она уехала...
      С трубкой уехала их одежда, видеокамера Патрика, одеяла, - все осталось в багажнике "Москвича". Зато бумажник в заднем кармане сохранился, поскольку Патрик на нем лежал.
      Как мог убедиться читатель, я стараюсь передать то, что Патрик мне рассказывал, слово в слово, без всякой отсебятины. Если Уоррен для красного словца немного приврал насчет встречи с товарищем Сталиным, я за это никакой ответственности не несу. Недавно читал в каком-то очень серьезном журнале, что даже длинные сны протекают в нашем сознании мгновенно, и трубка вождя могла присниться Уоррену, когда воры уже завели мотор его "Москвича". Жене про этот странный сон Патрик решил ничего не рассказывать.
      Люба рыдала и, всхлипывая, говорила, что она не хочет так отдыхать. Патрик ее утешал: отдых ведь только начинается. А Люба считала, что он уже кончился. Под деревом на траве оставались банка с абрикосовым вареньем, которую облепили пчелы, и полбуханки серого хлеба.
      На тропинке, ведущей с горы в яблоневый сад, появился белобородый старичок с сумой через плечо, похожий на нищего. Он остановился и попросил кусок хлеба. Люба отломила ему половину оставшегося. Он стал жадно есть. Узнав, что произошло, старичок сказал:
      - Так это же уголовники, которых из тюрьмы выпустили. Вот они и делают, что хотят.
      - А вы где живете? - спросила Люба.
      - Теперь нигде. Я - грек, а греков абхазцы тоже выселили, как и грузин, и армян.
      - Куда же вы теперь идете?
      - Все отсюда бегут. Иду я в Батуми, чтобы там перебежать в Турцию. Может, в Турции лучше, а здесь очень плохо.
      - Далеко до аэропорта? - глядя на заплаканную жену, вдруг спросил Патрик, и Люба перевела.
      - Аэропорт? Вы сейчас недалеко от Гагры. Единственный аэропорт тут возле Адлера. Это будет уже за границей, то есть в России. Автобусы теперь не ходят. На попутки не сажают, боятся. Остается вам идти пешком. Дня за полтора-два дойдете.
      Патрик с Любой двинулись в путь, прихватив банку с остатками варенья, две пустые бутылки и кусок хлеба. Иногда, слыша сзади гул приближающейся машины, Патрик голосовал, но никто не останавливался.
      К вечеру дошли до поселка Гантиади. Патрик все время пересчитывал километры в мили, и получалось, что до аэропорта осталось миль двадцать или двадцать пять. Люба растерла обе ноги и идти не могла. Патрик вызвался нести ее, но пышечка Люба знала свой вес и на ручки не пошла.
      В сумерках началась стрельба. Где-то ухали пушки. Сзади послышался грохот, рядом с ними остановился бронетранспортер. С него что-то крикнули по-грузински.
      - Кто это может быть? - размышлял Патрик. - Абхазцы, грузины, русские?.. По крайней мере, это не воры. Не украли же они танк...
      - Это грузины, - сказала Люба.
      Любе и Патрику светили фонариками в лица с разных сторон.
      - Чего они хотят? - спросил Патрик у Любы, когда два десятка солдат в маскировочной форме спрыгнули с машины, окружили их, стали о чем-то спорить по-грузински.
      - Вам что, молодые люди? - спросила Люба. - Вы кто такие?
      Один из них перешел на русский, сказал:
      - Проверка документов, дэвушка. Грузинский национальный формирований. Паспорт, паспорт!
      Формирование это оживилось и загалдело, поняв, что перед ними иностранец.
      - Луба, - возмутился Патрик, - скажи им, чтобы они немедленно нас пропустили.
      Люба перевела.
      - Скажи ему, чтобы не дэргался, а то арэстуем, - немедленно отреагировал другой солдат. - Пусть дает доллары, доллары! Бэз доллары проход нэт.
      Патрика трудно было испугать. Он смущенно смотрел на Любу, не зная, что предпринимают в таких случаях в этой странной Абхазии.
      - Дай им десять долларов, - велела Люба.
      Они осветили купюру.
      - Дэсять? У тэбя там еще есть, а у нас нэт. Нэ дэсять, сто давай.
      Патрик дал им еще несколько бумажек, и они вернули ему паспорт.
      - Эй, генацвале, а дэвушку не дашь нам напрокат?
      Этот вопрос Люба не стала ему переводить.
      Солдаты стали хохотать, хлопали Патрика по плечу, но потом кто-то рявкнул из бронетранспортера, они облепили машину и, размахивая автоматами, с криками укатили.
      Надо было искать пристанища. Уоррены решили идти вперед, пока что-нибудь не найдут. Навстречу им, и обгоняя их, шли в одиночку и группами такие же бездомные люди. Многие из них не знали, куда и зачем бредут. На ночлег их нигде не пускали. Так прошагали они по обочине шоссе, спотыкаясь и присаживаясь на землю отдохнуть, до рассвета, без препятствий прошли спящий в зелени городок Леселидзе, где им сказали, что до российской границы недалеко. Патрик и Люба воспрянули духом, даже смеялись, глядя друг на друга: комары так покусали обоих, что распухшие лица трудно было узнать.
      На другой день они почти добрались до границы Абхазии с Россией и шли то ли перелеском, то ли старым парком, когда вдруг с гоготом и улюлюканьем их окружила стая шпаны.
      - Дядь, дай закурить! - кричали малолетки.
      - Он не курит, - сказала Люба.
      Саранча эта, явно бежавшая из мест заключения, галдела, клянчила деньги, колобродила, обезумев от свободы, наркотиков и безнаказанности. Они толкались, бросались под ноги, через них приходилось переступать. Одного Патрик поднял за шиворот и задницу, чтобы убрать с дороги, а щенок этот каблуком ударил Патрика в глаз. От боли Патрик аж присел.
      Исчезла эта свора в лесу так же внезапно, как появилась.
      - Мой бумажник! - спохватился Патрик. - Паспорта, билеты, деньги...
      У Любы вырвали сумку с остатками абрикосового варенья. Щека и бровь у Патрика распухли и стали кроваво-синими. Глаз затек, но, слава Богу, был цел.
      Мост через реку Псоу перегораживали бронетранспортеры. С одной стороны моста абхазские, с другой - русские части. Их долго допрашивали сначала одни, потом другие, но тут уже говорил один Патрик. И хотя никто не понимал ни слова, его речи действовали гипнотически. В конце концов им даже дали напиться воды и объяснили, как двигаться к аэропорту Адлера.
      Они шли все медленнее, все чаще садились и отдыхали. Полуодетые и голодные, когда уже опять темнело, теряя последние остатки сил, они добрели до аэропорта. На площади перед аэровокзалом женщина закрывала тяжелым замком дверь палатки с кривой надписью "Пельмени". Люба бросилась к ней.
      - Женщина, миленькая, дайте нам что-нибудь поесть, мы два дня не ели.
      - Не видите, закрыто.
      - Мы из Америки, вот он - американец, голодный.
      - А доллары у него есть?
      - Нету, - смутилась Люба и вдруг (откуда мудрость берется у русской женщины?) вспомнила:- Я вам лифчик подарю, американский. Новый, только надела.
      Она спустила шлейки сарафана, чтобы буфетчица могла убедиться в качестве лифчика. Патрик, не понимая ни разговора, ни жестов двух женщин, смущенно отвел глаза от жены, делавшей стриптиз за пельмени. Люба сняла лифчик и протянула пельменщице. Та без особого энтузиазма повертела лифчик в руках, деловито спрятала в сумку, сняла с двери замок и скрылась внутри. Вскоре она вышла, неся перед собой две тарелки, полные пельменей, и кусок хлеба.
      Люба и Патрик пристроились на столе, врытом в землю возле двери. Пельмени были холодные, жир застыл, но это не имело никакого значения. Они быстро все умяли.
      - На завтрак у меня еще есть американские трусики, - весело сказала Люба. - А вот что потом?..
      - Потом... У меня тоже есть трусы, - скромно сказал Патрик.
      Аэровокзал Любу с Патриком цветами не встречал. В зал ожидания пускали только по билетам. Оттуда несло, как из конюшни. Люди спали на мешках и бродили, наступая на спящих. В кассы толпились огромные очереди. Да и что просить в кассе? Дежурные, к которым они обратились, вообще не хотели разговаривать. Патрик своим могучим, как ледокол, торсом пробил полынью через толпу к двери с надписью "Начальник смены". Люба попыталась объяснить, что они из Америки и им надо срочно улететь в Москву.
      - Всем надо срочно, - прервал ее пожилой начальник, мельком взглянув на заплывший синий глаз Патрика. - Но когда получится, не знаю. Рейсы почти все отменяются: керосина нет. Паспорта!
      - У нас их украли в Абхазии.
      - Билеты?
      - Тоже.
      - Тогда ничего не могу сделать, идите в милицию. Следующий!
      В милиции началось все сначала, но потом вышел какой-то старший чин и пригласил к себе в кабинет.
      - Трудный случай... Ну да ладно. Раз вы американские туристы, сделаем исключение. Попытаемся помочь... Но вам придется заплатить. Хорошо заплатить и только валютой.
      - Нас ведь ограбили. Понимаете, ограбили!
      Люба заплакала.
      - Тогда это ваши трудности. Просите у родственников деньги, а так - ничем помочь не сможем.
      Под крышей места для них не было. Они отправились спать на поляну возле загороженного летного поля, постелив половичок и прислонив голову к столбу с колючей проволокой. Свет не без добрых людей: половичок им принесла сердобольная уборщица, стащив его в комнате для депутатов на втором этаже аэровокзала. Сделала она это потому, что ее любимый внук удрал в Америку.
      С утра они опять, голодные и неприкаянные, слонялись по аэровокзалу и округе. Подкармливала их пожилая уборщица за то, что Патрик пообещал найти ее внука в Америке и помочь. Женщина даже принесла Любе из дома теплую кофточку.
      Между тем не было никакого выхода, и никто их не собирался выручить. На третий день небритый Патрик, кое-как умывшийся в грязном туалете, усадив Любу в освободившееся кресло, бродил по залу ожидания, как вдруг услышал хорошее лондонское произношение. Быстрым шагом в сторону депутатской комнаты двигался седой человек в элегантном костюме, говоря через переводчика со спутником в генеральской форме. Их окружала свита.
      - Минуточку, сэр! Остановитесь, прошу.
      Патрик рванулся вперед, но был оттеснен дюжими охранниками. Он молниеносно оценил расстановку сил и мог бы, конечно, положить их всех четверых за полминуты, но это не входило в его задачу. Последняя надежда ускользала.
      - Сэр, я американец. Могу я поговорить с вами? - крикнул Патрик, шагая следом за ними.
      На него не обращали никакого внимания.
      - Эй, это очень важно! Неотложно! Да погодите же, черт вас побери вместе со всей вашей бандой!
      Иностранец наконец приостановился, обернулся, и улыбка едва обозначилась на его усталом лице. Он оказался чиновником из английского посольства в Москве. Патрик кратко объяснил ему, в чем дело. Дипломат двинул рукой, чтобы американца пропустили. Охранники ничего не понимали, однако расступились. Патрик кратко описал свои мытарства.
      - Боже ты мой! - воскликнул дипломат. - Впрочем, это здесь случается все чаще. Напишите мне ваши имена, адрес и телефон. Вечером я буду в Москве и утром позвоню американскому консулу.
      - Но нету здесь у нас ни телефона, ни адреса. Адлер, аэродромное поле, вот и все. Спим на улице.
      - Им лучше адресовать на начальника аэровокзала, - посоветовал генерал. Он снял фуражку и вытер мокрую лысину. - Я ему поясню.
      - Вам, наверное, нужны деньги, - вдруг сообразив, предложил дипломат. - Сколько вам дать и каких? Фунтов, долларов, рублей?
      - Если не трудно, дайте три-четыре сотни баксов и ваше имя, - сказал Патрик. - Я вам верну, как только смогу позвонить в Бэнк оф Америка. Благослови вас Господь!
      За доллары через каких-нибудь полтора часа их пустили в аэропортовскую гостиницу. Наконец-то медовый месяц шел на лад. Но поселили их отдельно: Любу в женский номер на шесть коек, а Патрика в мужской на четверых. Женский и мужской душ и туалеты были в конце коридора, прогуливаясь по которому, молодые могли предаваться семейному счастью.
      На следующий день они выяснили, что авиакомпания "Дельта" восстановила их билеты из Москвы домой. Однако ушло еще три дня, пока "Аэрофлот" продал им новые билеты до Москвы, ибо, сказали им, старые мог использовать тот, кто их украл, что, конечно же, полная чушь.
      В связи с такой диспропорцией у читателя может сложиться мнение, будто автор стал работать в жанре американского соцреализма, коль скоро у него то и дело получается, что у нас, в Америке, все славненько. Так вот, когда они прилетели в Москву и явились в американское консульство, Патрику немедленно выдали новый паспорт. А Любе, у которой давно просрочена студенческая виза, объявили, что ей придется задержаться на несколько месяцев, пока американские компетентные органы разрешат ей въезд к мужу-американцу. Ведь у нее даже российского паспорта нету.
      Патрик почувствовал, что за медовым месяцем последует многомесячный пост. Ненависть к американской бюрократии, которую он защищает не щадя здоровья, вспыхнула в сердце полицейского Уоррена. Тут автору хорошо бы повернуть сюжет так: в этот момент неизвестно откуда является умелый чекист-вербовщик, и, кто знает, может, Патрик Уоррен переметнулся бы к коммунистам или еще каким-нибудь "истам". Но сочинять, как уже убедился читатель, не в моих правилах. Просто из консульства Патрик в гневе позвонил в Сакраменто своему шерифу, тот - губернатору Калифорнии, губернатор - в Вашингтон, а из Вашингтона гнев вернулся в Москву в виде вежливой просьбы сделать исключение из правила. От посла к консулу с приказом выдать въездную визу жене инспектора Уоррена явился молодой симпатичный служащий баскетбольного роста и вдруг, увидев в приемной Патрика, бросился его обнимать.
      - Генацвале! - прошептал он. - Зачем ты городил весь этот огород, если мы с тобой учились в Сакраменто в одном классе и играли в баскет за одну команду?! Сразу надо было прямо ко мне, и мы бы это дело обтяпали в пять минут!
      Конечно, "генацвале" я для красного словца вставил, он прошептал "buddy". И Патрик не ведал, что его кореш служит в посольстве. Я только хочу подчеркнуть негативные стороны американской реальности. В отдельных нетипичных случаях американцы оказываются такими же блатными ребятами, как россияне.

4

      - Диета там была очень хорошая, - вспоминал теперь Патрик, сидя в кресле у меня в кабинете. - Мы почти ничего не ели. В итоге я пришел к выводу, что я никогда в жизни так увлекательно и насыщенно не отдыхал. Море впечатлений. Наш медовый месяц Луба и я запомним на всю жизнь.
      - Еще бы! - согласился я.
      - После поездки у меня забот прибавилось. Деньги на новую машину двоюродному дедушке Резо я уже послал с одним знакомым. В Лондон для дипломата чек отправил. По служебным каналам нашел тут, в Америке, внука уборщицы из адлерского аэропорта, буду посылать ему ежемесячно небольшое пособие и пытаюсь помочь мальчику найти работу.
      - О'кей, Патрик, - сказал я, проглотив желание поморализировать на эту тему. - Ведь не только для того, чтобы рассказать мне эту историю, вы приехали в университет. Как я могу вам помочь?
      - Слюшай, генацвале, - бодро заявил он и, не дав мне секунды, чтобы улыбнуться, тут же перешел на нормальный английский. - Хочу взять курсы русского, грузинского и абхазского языков. Только вечером, после работы.
      - Но у нас нет грузинского и абхазского...
      Он замялся.
      - Тогда только русский. Говорят, он все еще универсальный на всех их территориях.
      - Пожалуй. Но вам надо поговорить с директором русской программы профессором Галлантом. У него как раз сейчас приемные часы. А зачем вам грузинский и абхазский?
      - Как зачем? - гордо произнес он. - У меня там корни! Знаете, какой смысл в слове "Абхазия"? В переводе это "Страна души"!
      Разговор этот состоялся прошлым летом. Зимой нас с женой пригласили в Сан-Франциско на концерт московских артистов. Мы опаздывали, машин на хайвее было немного, я давил на газ, внимательно глядя по сторонам и особенно назад, чтобы не прозевать патруль. Стрелка спидометра зашкаливала за 90 миль. Уже оставалось недалеко, когда я услышал вежливый голос с неба:
      - Водитель темно-красной "Тойоты", остановитесь на обочине. Прошу вас, сэр, пожалуйста! Только не под мостом, а чуть дальше, на открытом месте, сэр...
      Вокруг нас темно-красных машин не имелось, и деваться было некуда. Пришлось съехать на обочину и тормозить. Черный с белым опереньем вертолет сел на высохшую травку поблизости. Прошло еще несколько минут, пока его лопасти перестали вращаться.
      - Хорошо бы дежурил Патрик Уоррен, - сказал я жене. - Наш человек! Но это почти невероятно: патрульных на этой дороге уйма.
      И тут Патрик Уоррен собственной огромной персоной предстал перед моим окошком, загородив весь белый свет.
      - Сожалею, сэр: я не знал, что это вы, и уже ввел номер вашей "Тойоты" в компьютер. Здесь лимит скорости 65 миль. Вы шли девяносто, это, - он пошевелил губами, что-то подсчитывая, - по-русски будет 140 километров в час, но я вам напишу семьдесят пять миль. Все-таки немного дешевле. Казна у нас в Калифорнии пустая, и штрафы на дорогах превысили 250 баксов.
      - Но это же грабеж средь бела дня!
      - Я сам возмущаюсь, сэр. А что делать? Все мы кормим этих прожорливых бюрократов, чертовщина какая-то. У вас, конечно, есть шанс обжаловать в суде, но времени потратите уйму, а отспорить у полиции трудно. Прошу вас, не гоните. Сегодня на этом участке уже было три аварии, одна со смертельным исходом.
      Он вручил мне "тикет".
      - Из-за вас, Патрик, - зло сказал я, - мы опоздали на концерт.
      Уоррен это понял по-своему.
      - Извините, что не могу подкинуть вас в Сан-Франциско: на ту сторону залива мне летать нельзя, там не наша епархия.
      Уоррен крепко пожал мне руку ковшом своего экскаватора. В заднее окно я увидел, как вертолет распушил сухую траву и взмыл над хайвеем.
      Осенью, зимой и весной я, бывало, встречал Патрика на кампусе. Он выделялся в толпе студентов своим могучим сложением да еще полицейской формой. Видимо, не успевал до занятий заехать домой и переодеться.
      - Здрасвюйте! - всегда выкрикивал он и добавлял менее уверенно. - Я уже хорошо говорит русского языка.
      Однажды он вбежал ко мне в кабинет сияющий:
      - Поздравляю! Луба родил малчик.
      Само собой, он хотел сказать "поздравьте меня".
      - Молодцы, не теряете времени зря.
      - Знаете, где мы его заделали? Луба с доктором точно подсчитали: в Адлере, на аэродромном поле, когда мы не могли улететь. На поле так пахло полынью, что я не мог удержаться. Правда, там еще пахло керосином от самолетов и изрядно несло из соседнего туалета, но я решил не обращать внимания. Произошло это на половике из депутатской комнаты. Подумать только, какие люди ходили по этому коврику! Может быть, Сталин и Берия. И Каганович. И Горбачев. И этот тиран Микоян!
      - Главный тиран был Сталин, - усмехнулся я. - А Микоян - мелкий: он был наркомом пищевой промышленности, делал "хат догс".
      - Да, конечно, - согласился Патрик. - Все они делали "хат догс". Тепер за два копейка гус там купить нет.
      В его понимании российской исторической специфики явно наметился прогресс, я это оценил.
      Вернувшись в разгар лета из Европы, я нашел факс от полицейского Патрика Уоррена. Текст начинался словами: "Доводим до сведения всех родных, друзей и знакомых..." Далее факс торжественно сообщал, что Люба опять беременна и ждет второго ребенка. Я позвонил, чтобы поздравить.
      - Вы смотрите русские новости? - спросил он. - Там у них продолжаются беспорядки. Грузины с абхазцами воюют. Молдаване ссорятся между собой. Армяне с азербайджанцами конфликтуют. Таджики с афганцами дерутся... В Чечне кошмар. Это надо пре-кра-тить!
      - Надо, - охотно согласился я. - Но как?
      - Разве я вам не говорил? Собираюсь опять туда.
      - С Любой?
      - Боюсь, на этот раз нет. Она ведь ждет ребенка.
      - Что же вы будете там делать?
      - Как что?! - воскликнул Уоррен. - Во-первых, через тетю в Москве Луба узнала, что прабабушка Манико пришла в себя после контузии. Надеюсь, она вспомнит, куда она спрятала трубку Сталина. Во-вторых, я помню в лицо всех, кто нас грабил. Я их найду. В-третьих, у меня есть колоссальная идея: я решил их всех по-ми-рить.
      - Да ну?!
      - Хватит им дурака валять! Я бы сделал это в прошлый раз, но оказался не готов. Ведь я был их гостем. Поэтому, когда на меня нападали, не мог адекватно реагировать и совершенно не использовал свои значительные физические возможности. И потом, я был без формы, не имел с собой оружия, дубинки, наручников и уоки-токи. Теперь все будет иначе, генацвале!
      От этого грузинского слова, произнесенного с калифорнийским акцентом, смех так разбирает меня, что я напрочь лишаюсь дара речи, поэтому остается подвести предварительные итоги.
      Уоррены не только растят грузинско-абхазско-русско-американского мальчика, но, как вы слышали, Люба уже опять беременна, о чем поставлена в известность факсами вся Калифорния, особо - президент Рейган с Нэнси и, заказным письмом с уведомлением о вручении, прабабушка Манико.
      Но ни Рейгану с Нэнси, ни Манико, ни грузинам, ни абхазцам, ни армянам, ни азербайджанцам, ни молдаванам, ни таджикам, ни чеченцам, ни МИДу России, ни ЦРУ, ни ООН еще ничего неведомо о другом. Ухом не ведет российское учреждение, с любовью называемое в народе Федеральным Агентством Контрразведки, - аббревиатуру, уж извините, при дамах не могу произнести; чекисты, однако, смекнули и быстренько сменили вывеску.
      Итак, никто еще не знает, что генацвале Патрик Уоррен сегодня утром вылетел в полной форме из Сакраменто в Москву, а оттуда на Кавказ устанавливать прочный мир. Я добавлю: сначала на Кавказ, а потом...
      Т-сс... Об этом пока никому!

  K началу Тексты Романы Микророманы Медовый месяц у прабабушки, или Приключения генацвале из Сакраменто